Сфера-Х
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Другое » Интересности от Неман » 2012. Формула выживания (Некоторые интересные выдержки из книги)
2012. Формула выживания
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:47 | Сообщение # 1
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
Рекомендую ознакомиться с этой темой повнимательней.
Эта книга — о людях, занимающихся изучением аномальных явлений. В ее основу положены реальные материалы, предоставленные исследовательской группой «Неман».
В книге есть несколько важных Ключей, способных помочь Ищущему войти в мир тайны, соприкоснуться с неведомым. Остальное уже зависит только от него самого.
(Произведение художественное)


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:49 | Сообщение # 2
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
...— Наверное, у тебя есть вопросы? — спросил хозяин, сев напротив меня.
— Да,— кивнул я и потянулся к вазе с хлебом.— Всего один: что происходит?
— Это сложно объяснить в двух словах — слишком все переплелось... — Антон тоже начал есть.— Скажу так: лет десять назад неким людям удалось достать из зоны один предмет. Предмет, не имеющий отношения к нашей цивилизации.
— Прости, о какой зоне идет речь? — перебил я.
— Я говорю об аномальных зонах — слышал о таких? Как в нашей стране, так и в других странах мира есть множество мест, отличающихся очень необычными свойствами. Такие места и называют аномальными зонами.
— Да, я понял. Читал о таких местах. Кажется, где-то в Перми есть такое место — так?
— Есть,— согласился Антон.— И не только в Перми. Более того, самые ценные зоны — это зоны нехоженые, известные лишь узкому кругу лиц. Именно из одной такой зоны и был принесен артефакт, о котором я говорю. Он был похож на посеребренное изнутри бронзовое блюдце. Мы назвали его «Граалем», «чашей», «пепельницей». Особенность этого артефакта состояла в том, что он оказывал уникальное воздействие на то, что его окружало. Впрочем, в этом ты уже убедился сам.
— Его нашел ты?
— Не я лично, но я был в составе той экспедиции. Нас было трое: Черный, Калина и Люминос. Черный — это я. Калину ты видел сегодня ночью. На артефакт наткнулся
Люминос.
— Это псевдонимы? — догадался я.
— Верно. Мы принести этот предмет из зоны, попытались понять, что это такое. Именно тогда в доме Калины, где хранился артефакт, и начали происходить очень странные вещи — вроде тех, что произошли в твоей квартире. В результате мы перенести артефакт в другую аномальную зону, где у нас был свой домик. Там артефакт успокоился и пару лет спокойно лежал в тайнике. Примечательно то, что за эти два года в нашей жизни произошли большие изменения. Знаешь, какие? — Антон внимательно смотрел на меня.— Нам стало удивительно везти, мы существенно поправили свои дела. Именно тогда мы и встретились с одним удивительным человеком... — Рассказчик на несколько секунд замолчал.— Его зовут Олегом. Мы называем его Сталкером. Профом. Этот человек начал изучать зоны гораздо раньше нас, застал период их активности. Его знания в этом вопросе до сих пор вызывают у меня благоговение. Он мог переходить из мира в мир стой же легкостью, с которой мы переходим из комнаты в комнату. Я серьезно.— Антон уловил недоверие в моем взгляде.— Возможности этого человека были поистине безграничны.
— Он жив? — поинтересовался я.
— Да. Но здесь его больше нет. Так вот: однажды Сталкер просто появился у нас и сказал, что игры с артефактами очень опасны. Что везение, которое даровал нам артефакт, может обернуться для нас большими бедами, если он останется у нас. Потом объяснил, что артефакты бывают очень разными. Тот, что попал к нам, нельзя хранить у себя. На наш ответ — о том. что мы его у себя как раз не храним, — заявил, что это ничего не значит. Мы его хозяева, и он, то есть артефакт, это знает. Предложил нам отнести и положить его в то же самое место, где мы его нашли. После чего снова исчез на несколько лет.

----------------------------------------------------------------------------------------

— Спасибо,— поблагодарил я.— Ты сказал, что вы исследуете аномальные зоны. Что они вообще собой представляют?
— Видишь ли, зоны бывают очень разные,— сказал он, медленно помешивая чай
ложечкой.— И причины их возникновения могут сильно отличаться. Это могут быть
причины, имеющие геологическую природу—например, глубинные разломы земной
коры, резкие повороты рек, другие неоднородности пространства. Зоны могут появляться на местах древних захоронений или каких-либо культовых сооружений. Аномальные пространства возникают на местах посадок НЛО или падения крупных метеоритов. Наконец, во многих случаях зона просто существует, при этом понять, почему она возникла именно на этом месте, не представляется возможным. Нас интересуют не столько причины возникновения зон, сколько их свойства. Зона для нас — это уникальное место, своеобразный перекресток миров. Когда ты попадаешь в зону, она начинает воздействовать на тебя. Сначала изменения незаметны. Но чем чаще ты ходишь в зону, тем сильнее проявляется ее влияние на тебя. Ты реально меняешься. Начинаешь по-новому жить, мыслить. У тебя появляются способности, о которых ты раньше даже не подозревал. В этом смысле зона выступает в качестве некоего катализатора. Но это не единственное ее свойство. Как я уже сказал, зона—это перекресток миров. В зоне шляются существа из самых разных миров, через зону ты сам можешь попасть в иные миры. Именно там, на стыке реальностей, и можно заполучить какие-то необычные вещицы.
— И это все реально? — недоверчиво спросил я.— Просто очень сложно поверить в то, о чем ты говоришь.
— Я тебя понимаю,— кивнул Антон.— Подожди минутку... — Он встал и вышел из
кухни.
Вернулся он через пару минут.
— Держи... — Хозяин дома протянул мне какой-то маленький, размером не больше спичечного коробка, предмет. Потом снова сел за стол.
— Что это? — удивленно спросил я.
— Артефакт. В отличие от «Грааля», он безопасен.
На ладони у меня лежало необычное устройство. Оно состояло из нескольких связанных между собой пазами и выступами металлических частей и внешне напоминало некую головоломку. Я аккуратно надавил на одну часть, она легко сдвинулась. Столь же легко двигались и другие части артефакта. Осмотрев артефакт, я понял, что он состоял из пяти элементов: крестообразного центрального и четырех боковых. Металл артефакта был матовым, очень гладким, даже немного скользким. Торцы деталей выделялись зеркальным блеском. Присмотревшись, я не смог разглядеть между соприкасающимися поверхностями ни малейших зазоров — настолько тщательно были подогнаны детали. Металл был похож на сталь, но казался более тяжелым.
Немного подвигав грани артефакта, я удивленно взглянул на Антона:
— Занятная штука... А что это вообще такое?
— Все детали артефакта обладают магнитными свойствами. При изменении их
взаимного расположения меняются л параметры общего магнитного поля. Возможно,
кроме магнитного поля, есть еще что-то, о чем мы пока не знаем. Мы считаем, что это
навигатор — прибор, позволяющий перемещаться между мирами. Изменение взаимного
расположения деталей определяет параметры настройки на тот или иной конкретный
мир. Но как им пользоваться, мы пока так и не разобрались. Когда ходим в зоны, берем
его с собой. Иногда он на это отзывается.
— Как именно?
— Один раз все его грани неожиданно склеились. Уже дома мы попытались сдвинуть, сорвать их тисками. В итоге сломали тиски, но сдвинуть грани не смогли. К слову, повредить, поцарапать его очень сложно, артефакт покрыт какой-то защитной пленкой. Дальше мы его решили не мучить, оставили в покое. А во время очередного визита в зону он вдруг снова расклеился. Как видишь, совершенно целенький — хотя мы с Калиной вдвоем крутили тиски.
— Непонятно, как он сделан... — сказал я, продолжая разглядывать артефакт.— Я по профессии много работаю с металлом, но сделать подобную штуку не смог бы. Просто непонятно, на каких станках можно все это высверлить и отфрезеровать.
— Именно,— согласился Антон.— Мы показывали его специалистам. Они не смогли сказать, по какой технологии и на каких станках он сделан. В нашем мире это просто невозможно. Кстати, а кто ты по профессии?
— Ювелир. Точнее, дизайнер ювелирных изделий, но занимаюсь и собственно
ювелирным делом. Да, занятная штука... — Я с неохотой вернул артефакт Антону.— И
часто в зоне можно найти подобные вещицы?
— Довольно редко. Особенно теперь.
— То есть?
— Наибольший период активности зон был в середине восьмидесятых — начале
девяностых годов. Кто успел на этот праздник, смог многое, узнать и повидать. Мы застали конец этой активности, теперь вот ждем, пока зоны оживут вновь.
— То есть сейчас там ничего нет?
— Я этого не говорил. Просто сейчас встретить в зоне что-то аномальное на порядок сложнее, чем раньше. В то же время мы знаем, что в ближайшие годы зоны снова начнут оживать, и готовимся к этому. К сожалению,— тут Антон сделал паузу,— готовимся не одни мы.
— А именно?
— Понимаешь, зоны интересуют очень многих людей. Тут тебе и «серые», и наши власти, и спецслужбы других стран... Именно поэтому вокруг аномальных зон в последнее время довольно много дезы. Рекламируются широко известные зоны, в которых все уже давно вытоптано. И тщательно скрываются зоны, имеющие реальную ценность. Более того, за координатами таких мест идет настоящая охота. Хорошая зона может стоить миллионы долларов. Я не шучу.— Антон улыбнулся.— В наше время все переводится на язык денег. Все продается, все покупается. В том числе и зоны.
— Ну хорошо, есть у кого-то координаты аномальной зоны. Что с этого можно реально поиметь?
— Очень многое. Зона — это источник знаний, источник новых технологий. Это дорога в другие миры. Государство, первым овладевшее технологией перехода между мирами, станет подлинным лидером. Поэтому за аномальные зоны, за знание о них сейчас идет настоящая война. И в этой войне порой убивают.
— Странно все это... — Я покачал головой.— Я ни о чем таком и не слышал.
— Не слышал, потому что все это не выносится за рамки круга посвященных Волею случая ты оказался вовлечен во все это, за что теперь и отдуваешься.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:51 | Сообщение # 3
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
После завтрака мы с Антоном прошли в гостиную, благо хозяин дома никуда не
торопился.
— И много вас в группе? — поинтересовался я, удобно расположившись в кресле и глядя на собеседника.
— Не очень,— покачал головой Антон.— Меньше десяти человек. Если людей слишком много, это неудобно. Теряется управляемость, мобильность, выше риск утечки
информации. Мы знаем друг друга уже больше десяти лет, новички у нас появляются
очень редко... — Он на несколько секунд о чем-то задумался.— Хочешь съездить с нами в зону? Сутки туда, сутки там. Сутки обратно.
— Это было бы интересно,— признался я.— А как вы вообще ищете зоны?
— Это целая наука. Изучаем карты местности, названия населенных пунктов, собираем свидетельства очевидцев. Роемся в архивах. Найдя какой-то след, выезжаем на место и уже там проводим конкретную проверку. Большинство таких поездок ничего не дают, но иногда удается что-то найти.
— А что может дать название населенного пункта?
— Довольно многое. Дело в том, что название населенного пункта часто отражает его специфику. Например, если село называется Блудное, то можно предположить, что где-то рядом находится аномальная зона — это самый тривиальный пример. Люди, оказавшиеся в таком месте, могут заблудиться, причем там, где до этого ходили сотни раз. В таких местах можно запросто попасть в иную реальность. Если в названия есть указание на гору или холм, это тоже является косвенным признаком, указывающим на возможное существование аномальной зоны. На холмах могут находиться какие-то древние святилища, горы сами по себе тоже могут вызывать аномалии. Изучив карту местности, можно наметить объекты для предварительных исследований. Потом, уже на месте, беседуем с местными жителями, узнаем, не происходит ли в районе их поселения чего-нибудь странного. Если подобное есть, просим показать конкретное место или ищем его сами по описанию. Дальше уже смотрим по местности — аномальные зоны часто имеют вполне отчетливые признаки.
— А именно? Точнее?
Вместо ответа Антон поднялся с кресла. Подойдя к шкафу, открыл одну из створок,
порылся в бумагах. Потом вынул один листок и протянул его мне:
—Держи. Это примерный список признаков аномальной зоны.
Я взял листок, вчитался. Перечень оказался довольно длинным:
«Необъяснимая разрядка аккумуляторов внутри определенной области.
Наблюдение шарообразных свечений.
Свет, уходящий в землю или бьющий на нее.
Свечение, мерцание массивов воздуха.
Призрачные объекты, двигающиеся внутри или вне строений.
Призрачные фигуры, заметные боковым зрением.
Необычная ионизация воздуха.
Необычное поведение стрелки компаса.
Наблюдения свечения, вспышек на местности, северного сияния в южных регионах.
Люминесценция правильной прямоугольной формы.
Звуки, похожие на техногенные, распространяющиеся на большой территории. Другие звуки, не имеющие определенного источника.
Необычные туманы с быстрым направленным распространением, плотной
консистенции.
Визуальные искажения (эффект марева).
Пространственные искажения (субъективное увеличение известной территории или маршрута движения).
Блудные места (потеря ориентации на местности). Появление неизвестных подробностей на известной территории (в том числе населенных пунктов).
Миражи.
Невидимые преграды (эффект стекла). Случаи перемещения людей в пространстве
(телепортация).
Подземные толчки, локальные землетрясения, вибрации почвы.
Необычное, несвойственное поведение животных.
Резкое изменение погоды на несвойственную для данной местности или времени года.
Резкое изменение эмоционального состояния у людей, возникновение необоснованной тревоги, страха.
Временная потеря работоспособности органов чувств (визуального, слухового
восприятия).
Потеря ощущения времени.
Провалы в памяти.
Необычные сны.
Наблюдение мифических животных или исчезнувших видов.
Встречи со странными людьми в одежде, не свойственной данной местности. Встреча со своим двойником. Абдукции (временные похищения).
Контакты с иными существами (нематериальными сущностями).
Появление кругов на полях».
— Занятно... — произнес я, дочитав до конца.
— Когда встречаешься с чем-то подобным в жизни, это занятным не кажется. Иной раз хочется как можно быстрее убраться из такого места.
— И убираетесь?
— Пару раз приходилось. Изучать аномальные зоны довольно опасно, сталкеры частенько пропадают.
— «Сталкеры» — это из Стругацких?
— Да. «Пикник на обочине».
— Ты говорил, что в зоне шляются самые разные существа. Ты сам видел кого-нибудь из них?
— Видел.
— И какие они? — В моем голосе было все больше интереса.
— Разные. Иные как тени. Другие как свет. Третьи похожи на нас. Четвертые совсем не похожи. И так далее. Тот, кто считает, что мы одни во Вселенной, очень ошибается. Мы не одни даже на Земле.
— И ты общался с ними? — не отставал я.
— Непосредственно в зоне — почти нет, всего два или три раза. Там надо быть
осторожным, так как можно нарваться на не самых дружественных «гостей». Но я могу
входить в контакт с некоторыми существами во время медитации.
Я слушал Антона и не знал, верить ли ему. Уж слишком все это необычно. Или обычно? Психушки переполнены подобными контактерами и иными «общенцами» с другими цивилизациями. В то же время я сам видел эффекты «Грааля», и это уже никак нельзя было сбросить со счета.
— И что они тебе говорили, эти существа?
— То, что я спрашивал. Проблема в том, что с нашим уровнем развития их бывает очень трудно понять. Их физика, например, построена на совсем других принципах. В ней есть масса основополагающих вещей, о которых мы пока не имеем никакого понятия. Представь, что ты объясняешь какому-нибудь дикарю, как работает обычный фонарик. Он не знает, что такое электричество, в его языке нет такого слова. В итоге тебе придется сказать, что в батарейке находится невидимая сила, посредством которой возникает свет. При контактах с существами из иных миров и измерений такое возникает на каждом шагу. Им приходится упрощать информацию, приспосабливать ее к нашей ментальности. Объяснять все «на пальцах» — если они у них есть.— Антон усмехнулся. — Помню, читал в детстве сказку о том, как некий пионер попал в другой мир, соответствующий нашему Средневековью. Привели его к королю, паренек стал рассказывать ему о чудесах своего мира — машинах, телевизорах, телефонах, радиоприемниках. Король очень внимательно его выслушал, после чего попросил сделать ему что-нибудь из этих вещей — телефон, телевизор, машину или что-то еще. Пионер долго думал о том, что бы он мог сделать, и с ужасом понял, что не сможет сделать ничего. Даже для того, чтобы изготовить обычную авторучку, надо с нуля поднять химическую промышленность, металлургию» машиностроение... А что говорить
о машине или радиоприемнике? У существ из иных миров при общении с нами возникают точно такие же сложности — мы просто не располагаем нужной научной и
технологической базой для того, чтобы использовать их знания.
— И что стало с пионером?
— Не помню,— пожал плечами Антон.— Я запоминаю лишь то, что несет полезную информацию.
— Но хоть что-то полезное у них можно узнать?
— Иногда можно...

----------------------------------------------------------------------------

Антон ушел, я остался один. Переоделся в свою одежду, чувствуя себя очень странно. Как-то уж очень быстро все завертелось: смерть человека в универмаге, таинственный клад, незваные гости и ночной побег. Теперь вот завтрашняя поездка в зону... Мог ли я еще два дня назад подумать о том, что поеду в аномальную зону? Вряд ли, подобные вещи меня никогда особо не интересовали. Конечно, был не прочь почитать о чем-нибудь таинственном, посмотреть интересные телепередачи о неведомом. Но о том, что все это коснется меня самым непосредственным образом, не мог и подумать.
И вот теперь я оказался впутан в очень темную историю. Более того, завтра еду в
аномальную зону... Я думал о предстоящей поездке — и не знал, как к ней относиться. Уж слишком все необычно. Одно из двух: либо мир совсем иной, нежели я считал раньше. Либо все это какой-то жуткий фарс, нелепое стечение обстоятельств. А Черный и его друзья — просто кучка психов. Ну как нормальный человек может общаться с иными сущностями? А этот артефакт — да, очень необычная машинка. Непонятно, как и кем сделанная. Но почему сразу иной разум? В конце концов, есть современные лазерные технологии, есть порошковая металлургия. Всему всегда можно найти объяснение, не привлекая пресловутых «зеленых человечков».
Сомневался ли я в истинности слов Антона? Да. В то же время постепенно начинал чувствовать азарт. Мне уже самому хотелось съездить в зону, хотелось собственными глазами увидеть все их чудеса. Либо, если их вдруг не окажется, самому убедиться в их отсутствии.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:53 | Сообщение # 4
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
— Что это за место, куда мы поедем? — спросил я.— Не надо названий — просто какое оно?
— Это большая петля на реке,— пояснил Люминос.— Она почти замыкается в кольцо, остается только довольно узкий перешеек. Именно круговое вращение большой
массы воды и создает в этом месте аномальную зону, Сам полуостров, находящийся в
петле реки, довольно небольшой — километра три в диаметре. Весь зарос лесом. Деревья
очень большие, красивые.
— Разве аномальные зоны не вредят деревьям? - невольно перебил его я.
— Зоны ведь разные. Одни действительно негативные, другие в плане влияния на
здоровье нейтральные. Зона, о которой мы говорим, никакого вреда не наносит. Может
быть, даже наоборот — уж очень красивый там лес.
— «Грааль» нашел ты, верно? Как это произошло?
— Какая это уже была поездка туда — пятая? — Люминос взглянул на Антона.
— Пятая,— подтвердил тот. До этого момента он не вмешивался в разговор и просто сидел, удобно устроившись в кресле у камина.
— Все прошлые поездки нам почти ничего не дали,— продолжил Леонид.— Были явные свидетельства аномальности места — например, уход луча лазера, очень интересные эффекты на фотографиях. Но не более того.
— Берете с собой лазеры? — удивился я.
— Лазерные брелоки,— пояснил Антон.— Правда, качественные.
— И что значит «уход луча»? Отклонение?
Антон взглянул на Люминоса, явно предлагая продолжить объяснения.
— Верно,— медленно кивнул тот,— Обычно так: светишь лучом на ствол дерева, а точки не видишь. Ведь если нет тумана или дыма, сам луч ты не увидишь — только точку, которую он дает. Если не видишь точки, надо немного поводить лазером из стороны в сторону, тогда луч обязательно где-то мелькнет. Там было так: свечу лучом Перед собой, а отблеск луча вдруг появляется метрах в пяти слева. Перед нами явно находилась какая-то пространственная аномалия. Но видели мы ее недолго, около минуты. Потом искажение исчезло, луч выправился.
— И вы не пошли туда сразу? Пока было искривление? За Леонида ответил Черный:
— Егор, все далеко не так просто. Нельзя лезть наобум, можно погибнуть. Сначала надо понять, с чем ты имеешь дело, оценить возможные опасности. И только потом можно предпринимать какие-то дальнейшие действия. С зоной нельзя шутить, это не игра. Каждый твой шаг там может стать последним.
— Помнишь, как у Стругацких сталкер гайки кидал? — спросил Люминос.— Мы вместо гаек используем лазер. Если чувствуешь, что впереди может быть искривление
пространства, просто трассируешь дорогу. Посветил лазером — луч прошел нормально,
видишь точку на дереве там, куда и светишь. Спокойно идешь к этому месту. Потом
светишь на следующее дерево, и так далее. Это не очень точный и надежный метод, ведь
ты не видишь самого луча — только точку. Но какую-то гарантию безопасности он все же дает.
— Да, я понял... Так как вы нашли «Грааль»?
— Почти случайно,— ответил Леонид.— Во время пятой поездки мы хотели получше исследовать то место, где отклонялся луч. Снова проверили его — луч проходил нормально. Прошли по этому месту, вроде бы ничего необычного не заметили. Решили пройти напрямик к реке, но метров через двести вдруг наткнулись на камни. Хотя точно знали, что никаких камней здесь не было, ведь в прошлых экспедициях мы излазили это место вдоль и поперек. Дальше за камнями высилась скала. Подошли к ней и увидели нечто вроде очага. Из камней был выложен круг, внутри была зола. Возле очага валялись какие-то кости. А рядом, на выступе скалы, стоял «Грааль».
— Несколько ребер и позвонков мы потом передали одному знакомому зоологу,— добавил Антон.— Правда, черепа там не было. Этот зоолог был очень хорошим специалистом. Так вот: ему не удалось определить, что это было за существо. Он сказал, что оно явно относится к отряду приматов, но сказать точнее он пока не может. Отправил кости в какой-то институт на генетическую экспертизу, а где-то через месяц подхватил грипп и умер от осложнений. Так гласит официальная версия. Костей в его доме не оказалось, куда он отправлял образцы, мы не знали. На этом все и закончилось.

----------------------------------------------------------------------------

— Так вот: профессия не является помехой для изучения аномальных зон. Возьми хоть нас троих: Черный владеет недвижимостью, у Люминоса свое рекламное агентство.
Калина — хозяин сети автосалонов. При этом занятие бизнесом не только не мешает
Нам изучать аномальные зоны, но, напротив, помогает этому, дает средства на
путешествия.
— Это мне понятно,— кивнул я, думая о том, спросить или нет, почему Черный говорит о себе в третьем лице. Решив, что есть вопросы поинтереснее, спросил: — Антон, ты говорил, что в зоне надо вести себя очень аккуратно. Можешь рассказать, какие в зоне есть опасности?
— Опасностей довольно много... — Черный наморщил лоб.— Думаю, их можно
разделить на несколько категорий. Первая — это обычные опасности труднодоступных
мест. То есть дикие звери, возможность попасть под обвал или упавшее дерево, утонуть
при переправе через реку и так далее. Вторая категория — опасности, которые можно
назвать социальными. Это разного рода бандиты, готовые поживиться твоим добром,
агрессивно настроенные местные жители — бывает и такое. Милиция, которая далеко не
всегда тебя бережет. Опасность со стороны спецслужб и «серых», со стороны конкурирующих групп.
— А что, бывает и такое? Я о конкурирующих группах.
— Бывает,— кивнул Черный.— Как в археологии есть «черные археологи», так и у нас встречаются «черные аномальщики». Для них зоны — это их бизнес. Таких групп
немного — мы знаем всего две — но они есть. Если ты сунешься в зону, которую они
считают своей, то тебя могут просто убить, хотя на первый раз обычно предупреждают.
За информацию о зоне они могут заплатить, а могут и заполучить ее бесплатно, убив
того, кто дал им сведения... — Он на несколько секунд замолчал. Потом продолжил: —
Наконец, третья категория опасностей — это непосредственно опасности зоны. Они тоже
могут быть разными: например, на хорошо всем известную Медведицкую гряду люди
обычно ездят наблюдать за шаровыми молниями. Но шаровые молнии опасны, были случаи, когда люди при встрече с ними получали тяжелые травмы или даже гибли. Опасны блудные места — человек может заблудиться и погибнуть. В зоне можно выйти в другой мир и не вернуться обратно. Можно погибнуть при встрече с существами иных
миров. Порой сталкеры просто умирают, но никто не может объяснить причину их смерти. А свидетелей, способных рассказать о том, что произошло, не остается. Помнишь, как осторожно вели себя в зоне сталкеры в книге Стругацких? Мы поступаем точно так же. Зона — это чужая территория, в ней действуют свои законы. Я бы даже сказал, надзаконы. Когда ты приходишь в зону впервые, зона как бы присматривается к тебе. Потом начинает экзаменовать, проверять на «вшивость». И лишь если ты пройдешь все эти этапы, допускает к каким-то тайнам.
— Многие сталкеры считают, что зоны обладают разумом,— добавил Люминос.— С ними можно разговаривать, общаться на уровне чувств, ощущений. Зона чувствует твое отношение к ней. Поэтому может как принять тебя, так и отторгнуть. Бывали случаи, когда из группы в несколько человек кто-то просто не мог идти дальше. Всех пропускает дальше, а его нет. Человек мог чувствовать жуткий страх, а то и просто ощущал невидимую преграду, не дающую ему двигаться. Скорее всего, причины этому надо, искать в характере людей, в их намерениях. Я считаю, что люди, идущие в зону с
корыстными целями, заранее обрекают себя на неудачу. К зоне нельзя относиться потребительски: она или просто не откроется тебе, или однажды накажет. Как ты относишься к ней, так и она относится к тебе. В зону можно идти за знаниями, но эти знания тебе должны дать. В зону можно идти за силой, но и силу тебе должны дать. Ты не можешь ничего требовать, ты не можешь даже просить. Знаешь, как у верующих — человек становится на колени перед Богом, вверяя себя Его воле? Что-то подобное происходит и в зоне — в нее входишь, как в храм. А в храм положено входить со смирением и благоговением. Дадут тебе что-то — поблагодари. Не дадут, будь доволен и этим.
— Это как у Булгакова, — добавил Черный. —- «Никогда ничего не проси. Сами все дадут». В зоне примерно так же. Перед тем, кто ломится, пытается что-то взять, двери обычно закрывают. И наоборот, перед тем, кто входит тихо и аккуратно, ничего не прося, открываются все пути.
— Ладно, хватит о зонах... — зевнул Люминос — Скоро все увидишь сам...


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:54 | Сообщение # 5
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
— Это очень удобная зона,— пояснил он.— До нее быстро добираться...
В последний раз мне доводилось совершать столь длинные переходы еще в студенческие годы. Если сначала я шел довольно бодро, то последние километры пути дались мне не без труда. Уже начинало темнеть, когда мы наконец-то добрались до места — широкого плеса на берегу реки. По словам Черного, до границы зоны отсюда оставалось не больше двух километров.
— В зоне нам сейчас ночевать нет смысла,— пояснил он.— У нас есть конкретная цель, поэтому не стоит искушать судьбу. Остановимся здесь, а в зону пойдем завтра.
Я был рад такому решению — просто не был уверен, что смогу пройти еще пару лишних километров. Нога с непривычки ныли, подошвы ступней горели огнем. Тем не менее я старался не подавать вида и активно помогал устраивать лагерь. К моему удивлению, Антон и его друзья решили расположиться не на удобном песчаном плесе, а в лесу.
— Если заночевать на песке, то песок будет везде — в еде, на зубах, в одежде,— пояснил Калина.— Это во-первых, А во-вторых, на косе нас хорошо видно. Нам же надо
соблюдать скрытность.
Что еще меня удивило — это отсутствие палаток.
В моем рюкзаке палатки не было. У остальных, как я понял, тоже — вместо палатки
натянули большой тент защитного цвета.
— Сейчас лето, без палаток вполне можно обойтись,— в ответ на мой вопрос сказал Леонид.— Просто нагреби хвои под спальник и спи себе. Все очень просто.
— Если спишь без палатки, есть еще один плюс,— добавил Калина,— ты лучше
контролируешь то, что происходит вокруг. Палатка изолирует тебя от мира, создает
преграду. Ты можешь заметить кого-то только тогда, когда он уже заглянет в палатку.

------------------------------------------------------------------------------

После ужина мы какое-то время сидели, разговаривали о завтрашнем выходе в зону.
— В какое время туда лучше идти? — поинтересовался я.— Точнее, в какое время вообще ходят в зоны?
— Разведку лучше делать утром, часов до десяти,— ответил Черный.— Утром зона спит, риск нарваться на неприятности весьма небольшой. Но еще можно заметить какие-то следы ночной активности. Днем ходить безопасно и почти бесполезно, хотя раз на раз не приходится — зона всегда может преподнести сюрпризы. Наконец, самое продуктивное время — в сумерках и в первую паю-вину ночи, часов до двух-трех.
— Здесь многое еще зависит от нашего сознания,— пояснил Люминос.— Когда на улице день, солнышко и голубое небо, твое восприятие не оставляет места ничему необычному. Но когда небо затянуто тучами, это уже
влияет на тебя, немного меняет твое сознание. Раздвигает границы восприятия. Когда
наступают сумерки, это влияет на тебя еще больше — мало ли что может скрываться в
сумраке?
— Привидения появляются в полночь?— улыбнулся я.
— Верно,— подтвердил Леонид.— И тоже привидение ты скорее встретишь в сумерках или ночью в пустом и мрачном старом замке, нежели днем в детском саду. Так что здесь очень многое, если не все, завязано на сознание. Зона расшатывает сознание, позволяет ему настраиваться на разные диапазоны, а не только на диапазон привычного нам мира. Натренировавшись в зоне, ты потом сможешь вызывать иную реальность в обычной обстановке. Потому что твое сознание стало пластичным, податливым. А сумерки, непривычная обстановка, тучи помогают настроить сознание нужным образом.
— Дон Хуан называл сумерки трещиной между мирами,— добавил Антон.— Это время, когда невозможное становится возможным.
— А кто это? — спросил я.— Дон Хуан?
— Учитель Карлоса Кастанеды,— ответил Антон.— Автора серии книг о магии северо-американских индейцев. При случае почитай, будет очень полезно.
Где-то неподалеку вдруг вспорхнула птица и улетела, громко хлопая крыльями. Я
вздрогнул.
— Сумерки... — сказал Черный и усмехнулся.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Управившись за полчаса с завтраком, мы пошли в зону. Я считал, что часть вещей будет лучше оставить в лагере. И удивился, когда понял, что мы все берем с собой.
— Снаряжения у нас немного, вес небольшой,— пояснил Калина, положив руку на
перекинутый поперек груди карабин.— Поэтому лучше все нести с собой — мало ли куда попадешь?
— То есть? — не понял я. Чувствовал я себя замечательно, боль в ногах почти прошла.
— Представь, что ты перейдешь в другой мир и не сможешь сразу вернуться. Для тебя же лучше, если все снаряжение будет с тобой. Ведь в новом мире придется как-то выживать.
Дальше шли молча. Справа голубела река, было очень тихо. В какой-то момент я обратил внимание на то, что совсем не слышно птиц. Это мне показалось очень странным.
— Почему птицы не поют? — тихо спросил я, обернувшись к идущему позади меня Люминосу.
— Не знаю,— пожал плечами он.— Зона.
— Мы уже в зоне?
— Да.
Мое внимание обострилось. Я с любопытством смотрел по сторонам, пытаясь заметить что-то необычное. Но лес оставался самым обычным лесом — разве что очень
безжизненным.
Прошло еще четверть часа, когда двигавшийся первым Антон остановился.
— Пришли... — тихо сказал он.
На мой взгляд, это место ничем не отличалось от окружающего нас леса — все те же деревья, та же трава. Разве что реки не видно, она скрылась из глаз еще минут десять
назад.
— Видишь эту ложбинку? — Люминос указал рукой на довольно узкую, заросшую травой и кустами ложбину.— Переход именно здесь.
— Ты серьезно? — я вгляделся в пространство между деревьями.
— Более чем... — Люминос достал брелок с лазером, посветил на одно из находившихся чуть дальше деревьев. На стволе появилось дрожащее красное пятнышко. Спрягав брелок, Леонид поднял сосновую шишку и бросил ее в ложбинку.
Ничего не произошло. Шишка упала на землю и остановилась, застряв в траве. Люминос медленно подошел к ней, поднял. Потом огляделся.
— Утро... — тихо сказал он.— Зона спит.
В зоне мы находились уже больше трех часов. Если сначала я живо всем интересовался, то вскоре ощутил разочарование. Не было здесь ничего запредельного ~ самый обычный лес. Даже комары такие же кусачие... — я с ожесточением прихлопнул на шее очередного кровопийцу. Отыскав припасенный тюбик с мазью, выдавил на ладонь немного репеллента, как следует намазал лицо, шею и запястья рук.
Мои новые друзья тоже ничего необычного не делали. Для начала прочесали всю зону, потом внимательно изучили заинтересовавшие их места. Одним из таких мест стала неглубокая ямка — вполне можно было решить, что здесь порылся какой-то зверь.
— Это не зверь,— в ответ на мой вопрос о том, чем так примечательна эта ямка, ответил Калина.— Посмотри внимательно — земля не просто разрыта. Она исчезла. Словно кто-то набрал пару ведер земли и унес ее.
— Иногда так возникают целые котлованы,— добавил Черный.— До причин этого никто пока так и не докопался. Теорий множество, но ни одной подтвержденной.
Присмотревшись внимательнее, я вынужден был согласиться — земля действительно исчезла.
Затем Калина нашел очень любопытную осину: казалось, по ее коре пробежал мощный электрический разряд, образовав сеть тонких выжженных дорожек.
— Молния? — спросил я.
— Возможно... — пожал плечами Александр, затем вынул фотоаппарат и сделал
несколько фотографий.
Потом мы снова вернулись к ложбинке. Черный прошелся по ней, мы внимательно за ним наблюдали; Наконец он вернулся.
— Будем ждать вечера,— сказал он.

К часу дня мы устроили новый лагерь, расположившись прямо в зоне, недалеко от реки. Нельзя сказать, что я был очень уж разочарован зоной. Нои удовлетворения от визита в нее пока не чувствовал. Да, ямки в земле, обожженная кора на дереве. И ничего больше — все это казалось мне довольно несерьезным.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:54 | Сообщение # 6
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
Похлебав супа и напившись горячего чаю, я сходил к реке, вымыл чашку.
Потом, следуя примеру сталкеров, лёг отдыхать...
Я даже вздремнул. Проснувшись, взглянул на часы — половина шестого. Калина спал, положив руку на свой карабин, Антон и Леонид о чем-то разговаривали.
— Скоро пойдем,— тихо сказал Черный, увидев, что я проснулся.
За время, пока мы отдыхали, небо затянуло клочковатыми тучами, заметно похолодало. Появилось странное ощущение неустроенности, отсутствия душевного спокойствия. Все вокруг выглядело серым, мерзким, отгадывающим.
— Что-то чувствуешь? — спросил Люминос. От него явно не укрылись овладевшие мной чувства.
— Просто неуютно как-то... — я невольно поежился.
— Вечер. Зона просыпается. И хорошо, что ты это ощущаешь.
— И что в этом хорошего?
— Это говорит о твоей чувствительности,— пожал плечами Леонид.
Проснулся Калина. Просто поднялся и сел, положив карабин на колени, его взгляд был спокойным и ясным — словно и не спал. Взглянув на небо, он удовлетворенно вздохнул:
— Затягивает... Это хорошо. Ну что, по шоколадке — и вперед?
Он не шутил — к моему удивлению, Александр вынул из своего рюкзака четыре
небольшие шоколадки.
— У шоколада большая калорийность,— пояснил он, заметив мое удивление.— При желании из шоколада можно даже суп сварить.
— Как это? — даже усмехнулся я.
— Очень просто: два «Сникерса» на пол-литра воды, доводишь до кипения и ешь.
— Это рецепт арабских террористов,— пояснил Антон.— Не слишком вкусно, зато просто и питательно. Особенно хорошо в сырую холодную погоду, когда нет нормальной еды или времени ее готовить.
— Держи... — Калина протянул мне плитку шоколада.
— Спасибо... — поблагодарил я.
Развернул шоколадку, обертку спрятал в карман — уже успел заметить, что никто из сталкеров ничего после себя не оставлял. Калина прятал даже окурки, подрезая ножом
дерн и засовывая их поглубже в землю.
Шоколад пришлось есть уже на ходу — на сборы не ушло и пары минут. Впереди шел Калина с карабином в руках, за ним все остальные.
Если утром зона показалась мне даже приятной, то теперь все изменилось. Низкое небо просто давило, ветер нес рваные тучи над самыми кронами деревьев. В какой-то момент начал накрапывать дождь, но тут же перестал. Метров за пятьсот до «волшебной» ложбинки я почувствовал себя совсем плохо. Вроде бы тот же лес, те же деревья — а по спине почему-то ползали мурашки. В душу скользнул холодок страха, я подумал о том, что если бы был один, непременно повернул бы обратно.
Шел седьмой час вечера. До конечной точки нашего маршрута оставалось несколько сотен метров, когда Калина вдруг остановился. Замерли и остальные.
Впереди что-то белело. Большое, движущееся. Я насторожился, но тут же облегченно вздохнул — это был всего лишь туман. Правда, довольно необычный — он широким белесым языком выползал откуда-то справа, со стороны реки, медленно стелясь над самой землей, окутывая деревья. Вот струящаяся туманная полоса пересекла наш путь — и остановилась.
Я невольно сглотнул — было во всем происходящем что-то странное. У меня возникло совершенно иррациональное ощущение, что туман смотрит на меня. Я чувствовал это всем телом, всем своим существом.
Так прошла минута, другая. Затем туман вновь шевельнулся и так же плавно и не спеша начал втягиваться обратно, уступая дорогу. Прошло еще немного времени, и он скрылся из глаз.
— Вот черт... — прошептал я.— Что это было?
— Без понятия... — отозвался Антон.— Но мы такое уже встречали. Правда, не здесь.
— Считай это боевым крещением,— тихо добавил Люминос.— Тебе повезло.
В руке у Калины появился брелок. Луч лазера скользнул по деревьям, все внимательно
смотрели за красной точкой. Вроде бы все было в порядке — тем не менее Калина свернул влево.
— Обойдем... — предложил он. Возражений не было.
У знакомой мне ложбинки было тихо и очень спокойно. Даже тучи уже едва ползли по небу, ветер явно стихал. С листьев капало — очевидно, здесь только что прошла полоса дождя.
Мы остановились. Несколько минут стояли, глядя на ложбинку. Сталкеры молчали, молчал и я.
— Ну что, проверим? — предложил наконец Черный.— Я пройдусь...
Он спокойно направился к ложбине, я видел, как Антон обходит встречающиеся на его пути кусты. Пройдя метров пятьдесят, он свернул влево, выбрался из ложбинки и уже поверху вернулся к нам.
— Ну и как? — спросил Калина.
— Цепляет,— кивнул Черный,— Можно попробовать. Ты с нами? — Он взглянул на меня.
— Да... — ответил я, еще не совсем понимая происходящее.
— Тогда иди прямо за мной. Держись за мои плечи, смотри мне в спину. Только в спину, но не по сторонам — понял?
— Да.
— Тогда цепляйся.— Антон повернулся ко мне спиной.
Я ухватился за плечи Черного, уткнувшись носом в его рюкзак и чувствуя себя довольно глупо. За мной встал Калина, я ощутил на своих плечах его руки. Леонид расположился позади него.
— Готовы? — спросил Антон.— Тогда вперед...
Так как мы стояли достаточно плотно друг к другу» идти пришлось в ногу. Со стороны, наверное, это выглядело очень забавно: взрослые люди, держась друг за друга, спустились в ложбинку и теперь ломились через заросли, подминая их под себя. Все мое внимание было сосредоточено на том, чтобы не сбиться с шага, в какой-то момент я едва не упал — меня почему-то слегка повело влево, я туг же споткнулся о какую-то ветку. Но смог удержаться на ногах.
Наконец мы выбрались из кустов, Черный остановился. Я почувствовал, что Калина выпустил мои плечи и сам разжал руки.
— Ну и как оно? — спросил Антон, с усмешкой глядя на меня.
— Что? — не понял я.
— Оглянись — мы в другом мире. Или ты этого еще не понял?
Я неуверенно огляделся. Другой мир?
Лес был тем же. Или все-таки другим? Я вдруг понял, что здесь очень сухо. Никаких признаков дождя. Под ногами... Под ногами каменистая почва. А вон там целый валун. И еще один, и еще...
— Все получилось,— сказал Леонид.— Как по заказу.
— Бог любит сталкеров,— добавил Калина.— Ну что, идем к скале?..
Скала на поверку оказалась огромных размеров валуном: по моим прикидкам, его высота составляла метров семь. Он был очень неровным, щербатым. Слегка красноватым. А может, красноватый оттенок ему придавало небо — заходящее солнце окрасило его в багровые тона.
— Вот здесь он и лежал,— сказал Люминос, указав на выступ скалы.
— Может, стоит его спрятать? — неуверенно предложил Антон.
— Не думаю,— не согласился Калина.— Как нашли, так и оставим...
Он снял рюкзак, развязал его. Вынул ящичек с артефактом. Открыв его, вынул «Грааль».
Багровые отсветы неба придавали артефакту зловещий вид — пожалуй, именно теперь я по-настоящему ощутил чужеродность этого устройства. Калина передал «Грааль» Антону, тот Люминосу. Взяв артефакт, Леонид аккуратно поставил его на выступ скалы.
— Вот и все... — тихо сказал он.— Прощай.
— Уходим? — предложил Антон.
— Да... — согласился Леонид.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:55 | Сообщение # 7
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
И чем вы здесь занимаетесь, если не секрет?
— Анализируем поступающую информацию,— ответила Ирина, заняв место у одного из экранов.— Из регионов к нам поступают данные о состоянии магнитосферы Земли и солнечной активности, о проявлениях сейсмической активности по всей планете.
Просматриваем ленты новостей.
— А новости чем интересны? Сведения о землетрясениях и прочем? — спросила Вика, явно не желая оставаться в стороне от разговора.
— О землетрясениях мы узнаем раньше, чем о них скажут по телевизору.— Ира
улыбнулась.— Из новостных лент СМИ можно узнать лишь о каких-то аномальных явлениях. Это как вид спорта: стоит произойти чему-то интересному, как на место устремляются разные поисковые группы. Все стараются быть первыми, и мы в том числе. Интересующий район можно предварительно рассмотреть на космических снимках — вон там,— она указала рукой на дальний экран.
— Здорово тут у вас! — произнес я, впечатленный увиденным.— Не ожидал.
— Стараемся,— отозвалась Ирина.— Ты ведь слышал, наверное: тот, кто владеет
информацией, владеет всем.
— Это так,— согласился я.

------------------------------------------------------------------------------------

Что у вас за жетоны? Армейские?
— Почти... — кивнул Антон.— Со сталкерским уклоном.— Он снял с шеи цепочку с жетоном и передал ее мне.
Я взял жетон. На нем были выбиты имя, фамилия, группа крови и непонятные мне
цифры — «40075696».
— Это номер военного билета? — «догадался» я.
— Нет,— покачал головой Черный.— Длина экватора.
— Длина экватора? — Я удивленно приподнял брови.
— Да. Эта цифра выбита на жетонах у каждого из нас. Дело в том, что путешествия в иные миры могут влиять на сознание, вызывая нечто вроде амнезии. Ты можешь оказаться в мире, очень похожем на этот, и будешь уверен в том, что ты дома. Длина экватора в данном случае — один из самых изменчивых показателей. Ты берешь справочник и видишь, что длина экватора, например, сорок пять тысяч километров. А у тебя на жетоне выбито совсем другое. Значит, это не твой мир. Память может подвести. Цифры на жетоне — никогда. Хотя и это не панацея: есть миры, очень похожие на наш, но не являющиеся его отражениями.
Мои новые знакомые были очень странными людьми. Если бы не тот факт, что я уже побывал вместе с ними в ином мире, я бы однозначно счел их сумасшедшими.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:56 | Сообщение # 8
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
Все хотел спросить — каким был твой первый выход в зону?
— Первый выход ничем не запомнился, в нем не было ничего необычного. Обычно зона раскрывает свои секреты не сразу — она словно присматривается к тебе. Новичку увидеть что-то интересное, как правило, можно только тогда, когда рядом с ним находится опытный сталкер. Это своего рода инициация — сталкер проводит тебя в зону, сталкивает с иной реальностью. Это запоминается на всю жизнь.
— У тебя было так же?
— Не совсем. Просто к тому времени, как судьба столкнула меня с Профом, я уже успел немало полазить по зонам. Даже попадал в какие-то миры, мы смогли вынести «Грааль». То есть я считал себя достаточно опытным сталкером. Но именно выход в зону с Профом стал для меня по-настоящему знаковым. Дело было в сентябре, повсюду на скошенных лугах стояли огромные стога. Покосы уже были частью зоны — или предзонником, как мы говорим. Уже темнело, когда мы с Олегом остановились на небольшом холмике перед лесом. Огляделись, потом Проф велел мне смотреть на линию горизонта. Он сказал, что таким образом можно увидеть тонкий абрис купола, возникающего над лесом. — Такие купола — это особые пространства, как матрешки, существующие один в другом. Понаблюдав за такими куполами какое-то время, ты привыкнешь к этому визуальному эффекту, и дальше уже воспринимаешь его как нечто само собой разумеющееся. Выслушав Олега, я стал наблюдать за пространством над лесом и через какое-то время действительно увидел то, о чем он говорил. Тонкая линия полусферы появилась над лесом, а над самой ее вершиной сверкал еле заметный голубой огонек. Цвет купола был чуть светлее, чем общий фон ночного неба.
— Что-то вроде мыльного пузыря? — предположил я.
— Да, примерно, согласился Антон.— Только в нем не было блеска, да и сама граница купола была едва заметна. Но достаточно различима, чтобы понять, что это не обман зрения. Но главное было еще впереди: Проф выставил руку открытой ладонью к лесу и начал как бы ощупывать пространство перед собой, медленно водя ладонью. Потом пояснил, что от купола во все стороны тянутся энергетические нити, попав на которые можно проследить дорогу к месту входа. Дело в том, что если просто иди к куполу по прямой линии, то ты в него никогда не попадешь. Надо отыскать вход, а его можно найти, только следуя по энергетической нити. Олег сказал, что сейчас он найдет нить, и дальше мы будем следовать по ней к самому ее началу. При сканировании ладонью ты точно знаешь, чувствуешь, что наткнулся на нить. Он поводил ладонью еще какое-то время, потом сказал, что нащупал, и спокойно пошел в сторону леса, я поспешил за ним. Мы вошли в лес, тьма была непроглядная. Я предложил Профу зажечь фонарик, он ничего не ответил и продолжал идти вперед в полной темноте — мне до сих пор непонятно, как он умудрился не выколоть себе ветками глаза и не поцарапаться. Я шел позади него, почти касаясь его спины, и старался не отстать. Иногда Олег шел зигзагом, порой останавливался и уточнял, куда направлена нить.
После небольшой паузы мы шли опять. Идти за ним в какие-то моменты было легко, он своей массой буквально проламывал дорогу через сухостой и кусты. Иногда вес Профа не спасали лапы елок хлестали меня по лицу и рукам. Так прошло достаточно много времени; несмотря на явные петли в движении, мы все равно продвигались все дальше и дальше вглубь леса. При этом я знал, что лес здесь был небольшим, не более двух километров в поперечнике. В какой момент мы оказались в куполе, я определить так и не смог. Просто поменялось окружение — и я осознал, что нахожусь уже в незнакомом мне месте. Деревья поредели, мы начали двигаться под уклон. В этот момент я и понял, что мы находимся не в том лесу, который я знал. Проф, не сбавляя темпа, ломился прямо, не оглядываясь. Я даже не успевал удивляться всему происходившему, в тот момент главное для меня было от него не отстать. Деревья не только поредели, но и стали гораздо толще и выше, чем прежде. Мы шли с горки, спускаться было легко. Олег почти летел, я еле за ним поспевал, недоумевая, почему лес не заканчивается — мы прошли уже гораздо больше двух километров. Из-за поредевшего леса ночной свет стал поярче и можно было разглядеть все вокруг. Мы спускались среди больших многолетних сосен и елей, внизу отчетливо угадывалась долина. Там что-то поблескивало, я шел за Олегом и гадал, что же это такое. Это было нечто большое, свет переливался и мерцал. Мы подошли уже достаточно близко, когда я наконец понял, что перед нами озеро. Если бы не знание того, что в этих местах нет никаких озер, я бы понял это гораздо раньше.
Мы спустились к берегу. Озеро представляло собой довольно четкий овал или даже почти круг около пяти километров в диаметре, обрамленный тонкой неровной полоской леса. Почти точно посередине возвышался лесистый остров, даже ночью зрелище было очень красивым. Я стоял и смотрел, понимая, что мы в совершенно ином мире. Проф присел на корточки и закурил. Потом сказал мне, что мы находимся в самом центре купола.
— Здорово,— оценил я рассказ Черного.— А что было потом?
— Ничего,— пожал плечами Антон.— Мы пробыли там около получаса, потом
вернулись. Обратно шли уже по прямой, весь путь не занял и четверти часа. В какой-то
момент я понял, что мы уже в самом обычном лесу, потом лес кончился, и я увидел
знакомые стога сена. Мы переночевали в одном из них и утром поехали домой.
— Если бы кто-то рассказал мне все это до нашей встречи, я бы не поверил. Решил, что все это просто байки.
— Да, поверить сложно,— кивнул Черный.— В зонах полно странностей. Да и сами зоны очень разные. Скажем, есть одна зона — здесь, неподалеку, в Подмосковье. Внешне самый обычный лес. Там даже грибники ходят и ничего не замечают. Об этом месте нам рассказал один из сталкеров-«стариков», да и то лишь после того, как мы сами начали прочесывать тот район. Он указал нам точное местоположение зоны и предупредил, чтобы мы даже не пробовали соваться туда просто так, это смертельно опасно. Открыть переход там достаточно просто — главное, знать, как это сделать. Но дальше начинается настоящий ужас: человек вдруг начинает ощущать вибрацию, появляющуюся где-то в центре головы. Словно в голове вдруг кто-то включил миксер — очень подходящее сравнение. При этом чувствуешь сильнейшую боль и понимаешь, что твое сознание, твое «я» разваливается на тысячи кусочков... — Антон несколько секунд помолчал.— Рассказавший нам об этом месте сталкер сообщил, что в восемьдесят первом году он был там в составе группы из шести человек. Выжили двое — он и его друг, но друга потом пришлось отправить в психушку. Сталкер же уцелел только потому, что привык в зоне отключать внутренний диалог. То есть переставал болтать мысленно сам с собой, его мыслительный процесс полностью останавливался. Это его и спасло — оказалось, что именно мысли и вызывают вибрацию. Непонятно, как и почему это происходит, но находиться там может только тот, кто способен не думать. Сталкер смог вытащить друга из зоны: пока он тащил его, тот продолжал извиваться и кричать от боли. Оставив его у границы зоны, уже в безопасности, сталкер вернулся за остальными. Но помочь им уже ничем не смог, все были мертвы.
— Ты бывал в этой зоне?
— Бывал,— кивнул Черный.— И тоже чувствовал эту вибрацию. Каждая мысль отдается в голове неким всплеском, микровзрывом. Спасение только в безмолвии: никаких мыслей, никаких эмоций. Тогда тебя не задевает.
— И трудно научиться не думать? — спросил я, вспомнив Вику. Это было бы здорово — научиться не думать. Нет мыслей — нет боли.
— Достаточно трудно. Этому учатся годами. Хотя есть те, кому это дается довольно легко. Попробуй как-нибудь понаблюдать за своими мыслями. Не борись с ними — просто смотри на них. Если приучишься наблюдать за ними, то со временем они
исчезнут.
— Понятно. Попробую как-нибудь... А были у тебя еще какие-то интересные случаи?
— Были. Однажды я увидел чуть в стороне от себя своего двойника — точнее, самого себя, выполняющего те же действия, что и я несколько минут назад. Какой-то парадокс времени. В другой раз мы поспешили к дереву, чтобы спрятаться от внезапно
хлынувшего дождя. А впоследствии оказалось, что двое пришли под дерево абсолютно
сухие, в то время как другие успели промокнуть до нитки. Иногда в зоне можно встретить нечто вроде проплывающего мимо тебя невидимого стекла: ты не видишь его
самого, но сквозь него можешь разглядеть то, что без него никогда бы не увидел. Такое
ощущение, словно кто-то с помощью этой штуки помог тебе осознать опасность, позволил тебе увидеть то, что ты иначе никогда бы не заметил. Например, некие странные пятна — отличающиеся по цвету участки земли и травы, разбросанные в хаотическом порядке перед тобой. Твоя задача состоит в том, чтобы миновать такой участок, не наступив при этом ни на одно из пятен; Что это за пятна, никто толком не знает. Знаем одно: если вдруг случайно наступишь, нога тут же распухнет. В пятнах другое давление, или еще что-то в этом роде. Были те, кто на себе это проверил. Мы им
верим, поэтому теперь в подобных случаях приходится кидать бревна, если не уверен, что можешь пройти чисто. Когда идешь по бревну, проблем не бывает. Сталкеры прозвали этот эффект «вакуумными воронками».
— Ну просто минное поле,— улыбнулся я.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:57 | Сообщение # 9
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
Мне хотелось задать ему множество вопросов, но я просто не знал, с чего начать.
— Скажите, а как вы стали сталкером? — спросил я.— С чего все началось?
— Что стало для меня началом? — Он на несколько секунд задумался.— Началом можно считать мое появление на свет, можно считать странности моей последующей жизни. Но собственно началом было первое посещение аномальной зоны.
Когда ты начинаешь обучаться в A3, ты первый раз пересекаешь реальность, и твоя старая жизнь остается за спиной, и что-то ее отделяет от того, что будет. По крайней мере, я знаю, что некоторые, как и я, замечали это.
По мере продвижения в обучении ты будешь приезжать в AЗ, не узнавая ее. Она, по отношению к тебе, будет постоянно менятся, и будет все больше отличаться от той, в
которую ты ездил ранее. Зона — это бесконечный лес, находящийся во всех мирах сразу,
и тот, кто в ней учится, способен передвигаться из мира в мир на территории одного леса. Главный плюс в том, что по возвращении домой ты приезжаешь в тот город, из которого уехал, не в какой-нибудь другой. Иначе это был бы просто кошмар...
У Профа была очень необычная манера разговора. Говорил он медленно и тихо, его лицо не выражало никаких эмоций — шевелились только губы. При этом речь была
необычайно весомой, паузы между фразами порой достигали несколько секунд.
— А можно вернуться не домой, но в какое-то другое место? — спросил я, вспомнив рассказ Черного о мирах отражений.
— Можно,— кивнул Олег.— Зона — это место перехода. Возвращаясь через зону, ты всегда попадаешь домой. Но однажды ты можешь попытаться вернуться не из зоны. Сил для ухода хватает, но ты еще не можешь контролировать перемещение и попадаешь в какой-то другой мир. Для подготовленного это не так опасно, вероятность на что-то
напороться очень мала. Можно более или менее там спокойно шляться, но с некоторыми
предосторожностями. В этом тебе могут помочь знания и опыт, наработанный здесь, в
A3. Умение защищать себя, знание иных существ, их повадок, законов, которыми они
оперируют, их сил — все это ты нарабатываешь здесь. Чтобы, когда ты будешь там, тебя
не смогли уничтожить. Это есть так называемый допуск. Получив который в A3, ты
можешь идти дальше уже самостоятельно.
В каждом отражении действуют законы, свойственные только данному миру, но в зоне действуют надзаконы. Универсальные законы для любого отражения. Законы, создающие законы отражений. Пребывая там, ты начинаешь изменяться под действием этих законов: сам того не осознавая, становишься носителем универсальных законов. Законы отражений, которые позволяют сделать то, что не разрешают сделать местные законы. Создавать способности, которых не было раньше.
Люди, мечтающие здесь о других мирозданиях, в силу местных законов не способны туда попасть. У них нет этих способностей.
Уроки зоны формируются таким образом, чтобы побудить тебя под давлением меняться.
Задача школы реабилитации состояла в подавлении констант опор истинного «я» и выстраивании констант того, что может стать создателем вселенных. Для простого существа, имеющего такие потенциалы, они могут быть губительными, не позволяющими развиваться дальше.
— Школа реабилитации — это что?
— Это зона. То, что тебя обучает. В зоне тебя учат перестать быть тем, кем ты являешься сейчас. Слабым ограниченным существом. Окончив школу, ты идешь дальше.
— Дальше — это куда?
— В иные миры. Тогда у тебя уже есть допуск. Моя способность прыгать проистекает из того же, что и у других: пока я учился, меня протащили через такую кучу миров, что подсчету не поддается. Во мне произошли очень сложные структурные изменения, которые создали меня таковым, каким я раньше не был.
В зоне шляется масса разнообразных существ из разных реальностей, занимающихся своими непостижимыми делами. Насколько я знаю, в самом начале, когда я только начинал ездить, системы маскировки были до крайней степени примитивны, но прогресс там тоже идет, и быстрее, чем здесь. Если раньше были гигантских размеров звездолеты, вплоть до километрового, то теперь все иначе: звездолет размером с небольшую комнату и с внутренним объемом больше, чем у того, километрового. Сегодня он не проносится с грохотом и ревом, озаряя сиянием на многие десятки километров все вокруг. Просто слабая вспышка света метрах в десяти над краем деревьев, и тут же посадка. Все делается на грани шороха и шепота, потому что у спецслужб тоже большой и давний интерес к этой территории...


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:57 | Сообщение # 10
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
— Еще часа два — и мы на месте,— словно отвечая на мой невысказанный вопрос, произнес Антон.
— Хорошо... — отозвался я.
Минут через сорок мы сошли с дороги и вскоре уже шли по лесной тропинке. Местами она была сильно заросшей, приходилось продираться через кусты. Тем не менее к исходу второго часа, как и обещал Черный, мы пришли на место.
Это была большая поляна с невысоким холмом в центре. То, что он рукотворный, я понял с первого взгляда.
— Все,— сказал Черный и устало вздохнул.— Пришли.
— Это уже зона? — поинтересовался я.
— Да, мы в ее центре.
— А что это за холм? Захоронение?
— Скорее, ритуальное место. Здесь выходит очень мощный поток энергии, поэтому древние и насыпали здесь этот холм. Пошли... — Он направился к возвышению.
— А не опасно на нем находиться?
— Вот это мы и узнаем,— усмехнулся Черный.— Шучу. Мы несколько раз здесь
ночевали, никаких проблем не было. Наоборот, были очень интересные сны. Вот поедим,
отоспимся, и расскажу тебе одну историю...
Палатку на этот раз взяли одну, двухместную. Пока я ставил ее, Черный зажег примус, налил в котелок воды и высыпал в него содержимое пары пакетов — кажется, это были какие-то супы. Двадцать минут спустя в котелке уже заманчиво булькало, я невольно сглотнул — аппетит мы нагуляли отменный;
— Так о чем ты хотел рассказать? — спросил я, когда мы оба принялись за еду.
— Да была тут одна история... — ответил Черный, помешивая ложкой суп в миске.— Мы тогда вдвоем были, я и Калина. Остановились здесь же, на этом самом месте, поставили палатки — у каждого своя. Весь вечер и часть ночи, часов до трех, наблюдали за зоной, но ничего интересного не увидели. Легли спать: я в своей палатке, Саня в своей. Только закрыл глаза, как сквозь веки увидел свет. Подумал, что это Калина фонариком светит, открыл глаза — а свет идет со всех сторон. Не слишком яркий, красноватый. Мне слегка не по себе стало: вылез из спальника, осторожно выглянул из палатки. Знаешь, что я увидел? — Антон зачерпнул ложку супа и посмотрел на меня.
— Нет, конечно,— ответил я, едва заметно улыбнувшись.
— Это был другой мир. Холм вроде бы тот же или очень похожий. А мир совсем другой. Небо низкое, в багровых тучах. Никакого леса — вокруг до горизонта холмистая
местность. Но все эти холмы меньше нашего.
— Калина тоже там оказался?
— Я тоже сразу о нем подумал. Кинулся к его палатке, а она пустая, Сани нет. И деться ему вроде бы некуда, все вокруг просматривается. В общем, очень скверно я себя
почувствовал. Но делать нечего, начал осматриваться, пытаться понять, куда меня перебросило. Сначала обратил внимание на то, что вершина холма, где стояли палатки,
покрыта тонким слоем пепла. Этакая опаленная проплешина, диаметром метров десять. Я почему-то подумал о том, что здесь садился какой-то космический корабль. Этот пепел, оплавленные камешки хрустят под ногами... Довольно неприятное ощущение. Затем я увидел стену: с первого взгляда было ясно, что она очень древняя. Стена выходила примерно из середины холма — если брать по высоте, несильно загибалась, проходила еще через один холмик. Дальше она была разрушена: валялись каменные блоки, продолжения стены видно не было. По состоянию стены было ясно, что построили ее очень давно, еще до того, как появились эти холмы. В общем, у меня появилось ощущение, что я вижу следы какой-то очень древней цивилизации. Затем совершенно неожиданно возникло стойкое ощущение, что это Марс. Даже не ощущение, а знание — я просто знал, что это Марс, что я вижу следы существовавшей здесь некогда цивилизации.
— Если это Марс, как ты там дышал? — не удержался я.
— Об этом я не думал. Проф как-то говорил, что, если тебя непонятным образом
забросило в другой мир и ты не знаешь, как выбраться, самое правильное — никуда не
уходить и просто ждать, когда тебя выкинет обратно. Побродив там минут десять, я снова залез в свою палатку, забрался в спальник и закрыл глаза. Не знаю, сколько я так лежал, но проснулся от того, что меня окликнул Калина. Вылез я из палатки: никакого Марса, все так, как было раньше. То есть этот же холм, этот лес. В общем, понял я, что все это мне приснилось. Начал рассказывать об этом Калине, и тут выяснилось, что он собирался мне рассказать то же самое. То есть ему приснилось то же, что и мне: тот же самый покрытый пеплом холм, та же стена. При этом он тоже знал, что это был Марс. Но и это еще не все... — Отхлебнув супа, Черный снова взглянул на меня.— Самое интересное в том, что ложились мы спать каждый в своей палатке. А когда проснулись, оказалось, что я проснулся в палатке Калины, а он в моей.
— И как все это объяснить? — поинтересовался я.
— Понятия не имею,— пожал плечами Черный.— Это как раз один из тех случаев, которые можно описывать, при желании даже пытаться как-то объяснять. Но что произошло на самом деле, тебе никто сказать не сможет.
— Но ты веришь, что побывал на Марсе?
— Скорее, я не исключаю такой возможности, — уклонился от прямого ответа Антон, вычерпывая из миски остатки супа.
— И ты не боишься после этого снова здесь спать?
— Да нет. Это даже интересно... — Черный поставил миску, плеснул в нее воды. Вымыв, ополоснул еще раз. Потом взглянул на меня.— Ладно, давай отсыпаться. Ночью будет не до сна.
— Почему? — спросил я и тут же понял, насколько глупым был вопрос.
— Потому что зона... — ответил Черный и полез в палатку.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 22:58 | Сообщение # 11
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
Разбудил меня Антон.
— Подъем, сталкер! — услышал я его спокойный голос — Скоро начнет темнеть.
— Встаю... — сонно отозвался я.
Зевнув, приподнялся, вынул из кармашка рюкзака фляжку с водой. Сделал несколько глотков. Закрутив крышку и вернув фляжку на место, выбрался из палатки.
Когда мы легли отдыхать, был ясный солнечный день. Теперь небо затянула пелена облаков, стало заметно прохладнее. При этом было очень тихо — ни звуков, ни дуновения ветра.
— Ты так и не сказал, что мы будем делать,— произнес я, глядя на лес.
— Смотреть,— ответил Антон.— Сегодня вечером и часов до трех ночи будем просто наблюдать за зоной. Я не был здесь уже больше четырех лет, поэтому для начала надо просто присмотреться. С утра, если все пойдет нормально, осмотрим лес поблизости, проведем кое-какие замеры. Вечером снова понаблюдаем, а следующим утром поедем домой. Так что устраивайся поудобнее, ночь предстоит длинная...
В нескольких метрах от палатки лежали три достаточно крупных камня. Я еще днем хотел сесть на один из них, но Черный посоветовал мне этого не делать.
— Эти камни сюда явно принесли,— пояснил он.— Ты знаешь, с какой целью? Я — нет. Неизвестно, кто и какие ритуалы проводил на этом холме, поэтому лучше на этих камнях не сидеть.
Если днем еще можно было сидеть на траве, то теперь, следуя примеру Черного, я
расстелил на земле спальники прилег на него, положив рядом с собой бинокль. Мы неспешно беседовали, Антон рассказал еще пару историй из жизни сталкеров. Сумерки
сгущались, появилась легкая пока еще пелена тумана. Она стелилась над самой землей,
постепенно становясь все гуще, наш холм с каждой минутой все больше напоминал
остров в белесом призрачном океане.
— Никогда не видел такого тумана... — тихо сказал я.— Как море... — Я взял бинокль и вгляделся в лес.
— Этот туман безопасный,— прокомментировал мои слова Антон.— Но ты прав, есть в нем что-то необычное. Уж очень быстро он сгустился. К тому же здесь нет ни реки, ни озера. И день был жаркий.
Я посмотрел на небо — уже начали проступать первые звезды. Хотел было что-то сказать и вздрогнул, услышав громкий металлический лязг.
Это было похоже на то, как если бы где-то в лесу рассыпался штабель металлических труб. Я даже пригнулся, сердце заколотилось сильнее. Когда стихли последние отзвуки, взглянул на Черного.
— Что это?..
— Понятия не имею... — тихо ответил он, разглядывая в свой бинокль кромку леса.— Тебе повезло. Второй раз в зоне и второй раз видишь что-то необычное. Леонид не зря говорит, что ты меченый.
— Какой? — не понял я.
— Меченый. Это значит, что ты отмечен небесами, что у тебя в этой жизни есть какое-то предназначение. Может быть, тебе предстоит стать великим сталкером. Может, у тебя какая-то другая роль — пока не знаю. Но то, что ты оказался с нами,— далеко не
случайно, для меня...
Его фразу оборвал вновь донесшийся из леса звон металла. На этот раз он был менее громким; но более продолжительным. Казалось, что где-то в лесу, в нескольких сотнях метров от нас, перегружают контейнеры. Я вслушивался в эти звуки и чувствовал, как по коже ползут мурашки.
— Пригнись пониже,— посоветовал Черный, лежавший на спальном мешке и
наблюдавший за лесом.— Не стоит высовываться.
Доносившийся из леса грохот стих, но время от времени оттуда доносилось негромкое металлическое позвякивание.
Так прошло еще несколько минут. Я смотрел на темнеющее небо в надежде увидеть там что-нибудь необычное, и в это время Черный тронул меня за плечо:
— Ты видишь это?
— Что?
— Над самым туманом: у леса, среди деревьев... — Он аккуратно указал рукой.
Я вгляделся туда, куда указывал Черный, и снова вздрогнул. Там, у самой кромки леса, что-то шевелилось. Снова послышались металлические звуки, стало ясно, что они
доносятся именно оттуда.
— Там кто-то есть,— прошептал я, невольно прижимаясь к земле. Посмотрел в бинокль, уловил движение. Однако сгустившаяся темнота не позволяла что-либо рассмотреть.
— Это не человек и не животное,— сказал Черный.— Какой-то механизм.
Я опустил бинокль — без него было видно даже лучше. Теперь и я разглядел, что у кромки леса копошится что-то металлическое. Больше всего оно напоминало подвижную изгибающуюся цепочку из связанных между собой черных двухсотлитровых бочек. Нечто вроде манипулятора: вот он изогнулся, его средняя часть выгнулась, поднявшись до уровня вершин деревьев. Снова прижав бинокль к глазам, я смог разглядеть матовый блеск черного металла.
Было непонятно, какую работу производит этот манипулятор. Казалось, огромный металлический червяк возится, извивается безо всякого смысла. Потом он вдруг замер, я ощутил, как волосы на моей голове встают дыбом. Потому что в эти секунды я без всяких сомнений знал, что эта механическая образина на меня смотрит.
— Вот черт... — прошептал рядом Антон.— Прижмись к земле!
Металлический червяк продолжал смотреть на нас — я не видел его глаз, но чувствовал взгляд. Это было не только неприятно, но и просто страшно. Вот червяк снова дернулся и двинулся в нашу сторону: было хорошо видно, как то появляются, то исчезают в тумане его изгибающиеся звенья.
— Уносим ноги? — предложил я, чувствуя, как стучат мои зубы. Еще никогда в жизни мне не было так страшно.
— Еще немного... — отозвался Антон.
Я видел, что и ему тоже не по себе.
Червяк остановился. Несколько секунд был неподвижен, потом, словно передумав, двинулся в обратную сторону. Было видно, как его изгибающиеся звенья втягиваются в лес. Прошла еще минута, и он скрылся среди деревьев. Однако металлический лязг доносился из леса еще минут десять.
Наконец все стихло. Стало уже совсем темно, на небе, высыпали звезды.
— И что это было? — спросил я, не без радости осознав, что все закончилось.
— Без понятия. Я такого раньше никогда не видел.
— Это явно что-то неземное,— убежденно заявил я.— Ты чувствовал, как оно на нас смотрело?
— Да. Аж мороз по шкуре.
— У меня тоже,— сознался я. Потом, ощутив внезапный прилив смелости, предложил: — Может, сходим туда?
— Завтра,— отозвался Черный.— Нет смысла лезть на рожон...
Мы дежурили до трех часов ночи, но больше ничего интересного так и не произошло. Впрочем, даже того, что было, мне хватило с избытком. У меня не было ни малейших сомнений в том, что мы столкнулись с чем-то инопланетным. Даже на рассказ Антона о Марсе я уже смотрел без всякого скептицизма: если уж здесь ползают металлические червяки, то может быть и все остальное.
Был ли я доволен тем, что оказался здесь? Да. Страх прошел, меня распирала радость от того, что я стал свидетелем столь уникального представления. Что делал здесь этот червяк? Этого я не знал. Но был уверен, что завтра утром мы пойдем в лес и попробуем это выяснить.
— Ложись спи,— предложил мне Черный в начале четвертого часа ночи.
— А ты?
— Покараулю до шести. Потом разбужу тебя, ты меня сменишь.
— Хорошо,— согласился я, прекрасно понимая, что не смог бы заснуть, не будучи
уверенным, что кто-то охраняет мой сон.
Заснуть оказалось еще труднее, чем я предполагал. Я ворочался с бока на бок не меньше часа, пока наконец не забылся тревожным сном...

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Когда я проснулся, шел уже девятый час — Черный меня так и не разбудил. Сам он спал рядом: прислушавшись к его дыханию, я потихоньку вылез из палатки.
Небо затянули тучи, было довольно сыро. Я несколько минут постоял, вглядываясь в лес, после чего снова забрался в палатку, залез в спальник и стал ждать, когда проснется Антон.
Черный проснулся через четверть часа. Вылез из палатки, я выбрался вслед за ним.
— Почему не разбудил? — спросил я.
— Да не было уже смысла,— ответил Антон.— Утро, рассвет. Уже не могло ничего случиться.
— А если бы случилось?
— Значит, нам бы повезло,— сказал он.— Как спалось?
В его голосе я уловил усмешку.
— Не знаю... Вроде бы неплохо.
— Помнишь что-нибудь?
— Что именно? — спросил я.
— Ты, я, Проф. Здесь, на холме.
Наверное, мне не хватало именно этой подсказки — слова Черного буквально подняли из глубин моей памяти целый пласт воспоминаний. Сначала я удивился тому, как я мог все это забыть. А затем ощутил восторг: выходит, Антону снилось то же самое?!
— Ты тоже это видел?— спросил я.— Точнее, тебе снилось то же самое?!
— Да,— кивнул Черный,— Проф рассказывал нам о своих видениях. Ладно, потом об этом поговорим... — Он взглянул на лес.— Ну что, сходим туда?
— Конечно! — с готовностью согласился я, все еще находясь под впечатлением от сна.
Мы спустились с холма и направились к лесу. Я ожидал увидеть взрытую землю и
поломанные кусты, и был безмерно удивлен тем, что нам не удалось найти никаких следов присутствия ночного монстра. Нетронутые кусты, непримятая трава. Словно и не
было здесь извивающегося своими звеньями-суставами механического червяка.
— Что ж, они умеют работать чисто,— подвел итог нашим поискам Антон.— Ладно, пошли завтракать...
К моему удивлению, сразу после завтрака Антон начал собираться.
— Едем домой,— сказал он.
— Ты же хотел остаться еще на сутки?
— Это уже бесполезно. Больше они не появятся. По крайней мере, в ближайшее время. Да мы и так перевыполнили план, теперь ты сам можешь рассказывать сталкерские байки,— по губам Антона скользнула улыбка.— Так что пора домой...


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 23:00 | Сообщение # 12
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
До нужного нам места мы добрались минут за тридцать, шедший первым Антон
остановился.
— Это здесь... — тихо сказал он. Я внимательно осмотрелся. Лес как лес.
— И где место перехода? — поинтересовался я.
— Видишь эти два дерева? — Люминос указал на две сосны.— Переход между ними. Точнее, мы так предполагаем, но это надо уточнить. Поэтому мы здесь.
— Верно,— подтвердил Черный, снимая рюкзак.— Так что за работу.
— А именно? — поинтересовался я.
— Увидишь...
Для начала Антон вынул из рюкзака обычный фотографический штатив. Раздвинул его, установил метрах в пятнадцати перед местом нахождения портала. Я видел, как он прикрепил свой лазерный брелок к подвижной головке штатива.
— И что это будет? — спросил я.
— Проверим, есть ли изменения гравитации,— ответил Черный.— По наличию таких изменений и по их значениям можно судить как о существовании аномальной зоны, так и о степени ее активности.
Между «волшебными», как я их назвал для себя, деревьями Леонид очистил от травы небольшой участок земли и поставил чашку с водой, затем положил на ее поверхность листок фольги. Когда поверхность воды успокоилась, Черный, поворачивая головку штатива, направил на фольгу луч лазера. Затем переместил штатив немного вправо, добиваясь того, чтобы отразившийся от фольги луч попал на ствол одного из росших дальше деревьев. Наконец, ему это удалось.
— Если гравитация будет меняться,— пояснил он, — луч будет смещаться вверх или вниз. Метод прост и вполне надежен...
За пятнышком луча наблюдали около часа. Пятнышко действительно смещалось, но мне все это показалось не слишком убедительным. Черный же остался вполне доволен.
— Неплохо,— подвел он итог.— Зона дышит. В прошлый раз активность была совсем низкой…
До вечера больше ничего интересного не происходило.
Вместе с Леонидом мы погуляли по зоне, но тоже ничего заслуживающего внимания не
нашли.
Ужинали мы около семи часов вечера. Калина сварил очень вкусную кашу, я с
удовольствием съел почти полную миску. Потом, помыв посуду, мы какое-то время просто сидели, дожидаясь, когда начнет темнеть. Как обычно, не обошлось и без сталкерских баек.
— Мы в тот раз были вместе с Баалом... — затянувшись сигаретой, начал Калина.— Место было откровенно дохлое: мы целый день пролазили по всяким буеракам, да так и не нашли ничего стоящего. Уже начинало темнеть, поэтому пошли обратно в село, до него было километров пять. Собирались там переночевать, а утром уже ехать домой. Выбрались на грунтовку и идем себе к селу. Мирон по пути небо фотографировал, лес, поля, чтобы потом изучить снимки на предмет разных аномальностей. Фотоаппарат у него не цифровой был, а пленочный. Идем мы, значит, и видим — из-за поворота нам навстречу выходит девка какая-то. Лет двадцати, босая, простоволосая, в сарафане. На голове веночек из ромашек, на лице какая-то глупая ухмылка. Я решил, что она идет к комбайнерам: как раз уборка шла, мы еще днем видели на полях комбайны. Правда, идти до них черт знает сколько. Приблизилась она к нам, первой поздоровалась. Мы тоже поздоровались. Она остановилась, спросила, куда идем. Я ответил, что в село. «Ладно, идите»,— сказала она и пошла дальше» Мирон посмотрел ей вслед, потом зачем-то сфотографировал. Мы пошли дальше, еще поговорили о том, куда она в ночь ломится, Баал тоже решил, что к комбайнерам. Пришли в село, да так
и забыли об этой встрече. Вернулись в Москву, а через пару дней Баал звонит мне —
хочу, говорит, тебе фотографию одну показать.
— Той девушки? — догадался я.
— Да,— кивнул Калина и стряхнул пепел с сигареты.— Когда я увидел эту фотографию, то подумал, что Мирон просто решил пошутить. Но он показал мне и негатив.
— И что было на фото? — нетерпеливо спросил я.
— На ней были призрачные очертания женщины. Но самым интересным было то, что она стояла лицом к нам, тогда как Баал фотографировал ее со спины. Представь: вся фигура очень размытая, но лицо просматривается весьма четко.
— Привидение?
— Скорее всего,— снова кивнул Калина.— Хотя выглядела эта девка совершенно
реально.
— Так что никогда не знаешь, когда и с чем встретишься,— подвел итог Черный.
Некоторое время все молчали. Солнце уже давно скрылось за лесом, я почему-то
почувствовал себя неуютно.


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 23:00 | Сообщение # 13
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
Небо к этому времени затянуло тучами, сталкеры восприняли это как благоприятный знак. Пора было приниматься за работу: как и утром, Антон раздвинул штатив и установил его на прежнем месте. Но лазер на штативе закрепил горизонтально, направив луч на дерево, служившее «экраном» в утреннем эксперименте. Красное пятнышко было видно очень отчетливо. Калина и Леонид приготовили два небольших костерка: как только все было готово, подожгли их.
Глядя на то, куда потянуло дым, я понял: костры развели так, чтобы дым попадал на луч лазера. В какие-то минуты луч был виден очень хорошо, в какие-то, когда ветер относил дым в сторону, терялся.
— И что мы ищем? — тихо спросил я.
— Искривление пространства,— ответил Антон.— Надо разжечь еще один костер
повыше — вон там... — Он указал на небольшой пригорок.— Ветер меняется.
— Я разожгу... — кивнул я.
Так прошло больше часа. Дымились костры, мерцал среди деревьев красный луч лазера. Быстро темнело. Я уже привык к тому, что из-за неравномерности клубов дыма луч лазера местами то пропадал, то появлялся вновь, поэтому не сразу заметил, что происходит что-то необычное. А когда заметил, вздрогнул.
— Смотри... — Я тронул Черного за рукав.— Он неровный...
— Вижу,— отозвался Антон.— Мы все-таки нашли его!
Луч лазера дрожал: казалось, какая-то сила упорно пытается сдвинуть его влево. Вот он моргнул раз, другой. И вдруг оборвался...
Это было весьма необычное зрелище — луч просто исчезал, словно его обрезали.
Присмотревшись, я разглядел в месте обрыва луча странное шевеление воздуха. Больше
всего это напоминало дрожание воздуха над раскаленным асфальтом в жаркий день. Разве что солнца сейчас не было, мир все сильнее окутывали сумерки.
— Открылся,— сказал Люминос.
Подняв сосновую шишку, он бросил ее в дрожащее марево. Шишка долетела до него — и пропала из виду. Звука ее падения я не услышал.
— Вот так можно разрушить целые биоценозы,— прокомментировал Антон.— Ведь семечки из шишки могут прорасти. И наверняка прорастут. Неизвестно, как это отразится на том мире.
— Ты прав,— согласился Леонид.— Я не подумал об этом.
— Ну что, попробуем? — спросил Калина, держа руку на карабине.
— Идем,— согласился Антон. Взглянул на меня: — Ты с нами?
— Да... — прошептал я, не отводя взгляда от того места, где исчезал луч.
— Тогда пошли...
Первым между деревьями прошел Люминос. Я около секунды видел его спину, затем она исчезла, скрытая туманом. Или не туманом — я не мог понять, что заслонило ушедшего вперед Леонида. Был человек — и вдруг его не стало, Люминос словно растворился в сумерках.
Вторым прошел Калина, я видел, как и он исчез — это было удивительно.
— Иди... — легонько подтолкнул меня Антон.— Я следом.
Я сделал шаг, другой. Третий. Неожиданно заметно посветлело, я увидел Леонида с Калиной — стоят, ждут нас. Обернулся, посмотрел на Антона. Потом огляделся — и
понял, что это совсем другой мир...
Там, откуда мы пришли, был густой лес. Здесь мы оказались среди зарослей какого-то чахлого кустарника. Нагнувшись, я попытался отломить веточку.
— Я бы не советовал тебе прикасаться к нему голыми руками, — предостерег меня Калина,— Кто знает — может, он ядовитый?
Он был прав, поэтому я отпустил ветку и вытер руки о штаны. Снова огляделся. С одной стороны за кустарником виднелись низкорослые деревья, с двух других были поросшие все теми же кустами холмы — мы стояли как раз в низине между ними. С четвертой стороны я увидел заросшее таким же кустарником поле, тянувшееся на несколько километров, за ним снова вставали холмы.
— Мир зеленых холмов!— сказал я, восхищенно оглядываясь вокруг.— Просто не
верится, что мы в другом мире!
— Подходящее название... Вот здесь он и бродил несколько дней,— сказал Антон, явно имея в виду показавшего им это место охотника.
— Давайте поднимемся на холм? — предложил я.
— Нет,— покачал головой Черный.— В другой раз... — Он нагнулся, поднял с земли сосновую шишку и передал Люминосу,— Держи.
— Спасибо... — Леонид сунул шишку в карман, потом вынул видеокамеру и снял пейзаж иного мира.
— Темновато уже,— пожаловался он.— Но что-то получится.
Вынув нож, я все-таки срезал пару веточек. Калина сделал то же самое, но перед этим надел перчатки.
— Пора возвращаться,— сказал он.
— Идемте... — поддержал его Черный.— Смотрите — луч нашего лазера!
Он был прав — на листиках одного из кустов я разглядел яркое красное пятнышко. Сам луч виден не был, как и штатив с укрепленным на нем брелком.
Первым обратно прошел Черный, на этот раз его исчезновение показалось мне еще более загадочным — на моих глазах его тело словно растворилось в воздухе. Вторым шел я: сделал несколько шагов и увидел уже знакомый мне лес и штативе лазерным брелоком. Оглянулся — из ниоткуда вышел Леонид, за ним Калина.
— Вот так вот... — сказал Антон и устало вздохнул.

Весь вечер мы делились впечатлениями о новом мире. Сталкеры были очень довольны поездкой, да и я тоже.
— Таких мест не так много,— сказал Антон,— Устойчивый портал, и открылся с первого раза. В прошлом году мы открыть его не смогли — чувствовали, что «цепляет», но перейти так и не сумели. А тут все как по маслу — открылся сам, безо всяких ухищрений.
— Что значит «цепляет»? — спросил я.
— Речь идет о телесных ощущениях. Охотник, рассказавший нам об этом месте, нашел его случайно. Так совпало, так выпали кости. Он оказался здесь в тот момент, когда трещина между мирами открылась, и он смог перейти в другой мир — точно также, как это сегодня сделали мы. Мы попали сюда примерно через месяц после того случая, портал уже закрылся. То есть его надо было открывать вновь. Помнишь, я говорил тебе про ОВД? Остановка ВД — это лишь часть того, что нужно сталкеру. Очень большое значение имеют ощущения тела. Можно сказать, что речь идет о трех пространствах: пространстве этого мира, пространстве нашего тела и пространстве другого мира. Пространство нашего тела мы воспринимаем как некий конгломерат ощущений, при этом в обычном состоянии эти ощущения завязаны на текущий мир. Чтобы перейти в другой мир, надо отключиться от текущего комплекса ощущений. Легче всего это сделать через некое промежуточное, заранее наработанное, состояние. Я, например, концентрируюсь на ощущении силы, массивности. Чувствую не только свое тело, но и пространство вокруг него. Вместе с ОВД возникает некое специфическое ощущение, которое сложно описать. И оно служит промежуточной ступенькой для перехода в иной мир. То есть ты еще в этом мире, но он тебя уже не держит. Ты идешь и прислушиваешься к своему телу, при этом в том месте, где возможен переход, чувствуешь изменение ощущений. Это может быть чувство ухудшения координации движений, потеря ориентации, тебя покачивает из стороны в сторону. Ты можешь чувствовать какую-то вибрацию, звон в ушах и тому подобные эффекты. Это говорит о том, что переход возможен. Когда случаются подобные вещи, мы и говорим, что место «цепляет». В том году мы чувствовали, что нас «цепляет», но пройти не получилось. А сегодня переход открылся сам....


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
vukДата: Вторник, 18.05.2010, 23:00 | Сообщение # 14
Рядовой
Группа: Сфера - Х
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
во выдал wacko я стока букв не знаю biggrin
 
аТанДата: Вторник, 18.05.2010, 23:01 | Сообщение # 15
Подполковник
Группа: Администраторы
Сообщений: 148
Статус: Offline
и т.д. smile
Полная версия книги здесь: http://sphere-x.ucoz.ru/load/1-1-0-1
Но не забывайте, это все-таки книга smile Удачи!


"Аномальные зоны — двери в иные миры... но зоны — дело тонкое, и дай бог каждый десятый выход приносит нечто, что можно расценить как результат".
 
Форум » Другое » Интересности от Неман » 2012. Формула выживания (Некоторые интересные выдержки из книги)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz